Конго крымская лихорадка

Вирус Конго-крымской геморрагической лихорадки

Конго крымская лихорадка
Конго-крымская геморрагическая лихорадка (ККГЛ) является широко распространенной болезнью, которую вызывает передаваемый клещами вирус (Nairovirus) семейства Bunyaviridae.

Вирус ККГЛ вызывает вспышки тяжелой вирусной геморрагической лихорадки с коэффициентом летальности 10-40%.

ККГЛ является эндемической в Африке, на Балканах, на Ближнем Востоке и в азиатских странах к югу от 50-й параллели северной широты – географической границы распространенности клеща, являющегося основным переносчиком.

В число переносчиков вируса ККГЛ входит широкий ряд диких и домашних животных, таких как крупный рогатый скот, овцы и козы.

Многие птицы являются устойчивыми в отношении данной инфекции, но страусы чувствительны к ней, и среди них могут наблюдаться высокие показатели распространенности инфекции в эндемичных районах, где они являются источником инфекции в случаях заболевания людей.

Так, например, одна из прошлых вспышек болезни произошла на страусиной бойне в Южной Африке. Явные признаки заболевания у этих животных отсутствуют.

Животные инфицируются в результате укуса инфицированных клещей, и вирус остается в их кровотоке примерно в течение одной недели после заражения, что при последующих укусах клещей обеспечивает продолжение цикла «клещ-животное-клещ». И хотя вирусом ККГЛ могут инфицироваться несколько видов клещей, основными переносчиками являются клещи вида Hyalomma.

Вирус ККГЛ передается людям либо при укусах клещей, либо при контакте с инфицированными кровью или тканями животных во время и непосредственно после забоя. Большинство случаев заражения происходит у людей, занятых в промышленном животноводстве, таких как сельскохозяйственные рабочие, работники скотобоен и ветеринары.

Передача от человека человеку может происходить в результате тесного контакта с кровью, выделениями, органами или другими жидкостями организма инфицированных людей. Могут также происходить и случаи внутрибольничной инфекции в результате ненадлежащей стерилизации медицинского оборудования, повторного использования игл и заражения материалов медицинского назначения.

Продолжительность инкубационного периода зависит от способа заражения вирусом.

После заражения в результате укуса клеща инкубационный период обычно продолжается один – три дня, при максимальной продолжительности в девять дней.

Инкубационный период после контакта с инфицированными кровью или тканями обычно длится пять-шесть дней с документально зафиксированным максимальным периодом в 13 дней.

Симптомы появляются внезапно с повышенной температуры, миалгии (мышечной боли), головокружения, боли и ригидности шеи, боли в спине или пояснице, головной боли, воспаления глаз и фотофобии (чувствительности к свету).

Может наблюдаться тошнота, рвота, диарея, боль в области живота и боль в горле, за которыми следуют резкие перепады настроения и спутанность сознания.

Через два-четыре дня возбуждение может смениться сонливостью, депрессией и утомляемостью, а боль в области живота может локализоваться в правой верхней части с определяемой гепатомегалией (увеличением печени).

Другие клинические признаки включают тахикардию (учащенное сердцебиение), лимфаденопатию (увеличение лимфатических узлов) и петехиальную сыпь (сыпь, вызываемая кровотечением в кожу) на внутренней поверхности слизистых оболочек, например во рту и в горле, а также на коже.

Петехиальная сыпь может перейти в более крупную сыпь, называемую экхимозами, и другие геморрагические явления.

Обычно наблюдаются признаки гепатита, и после пятого дня заболевания у тяжелобольных пациентов может наступать быстрое ухудшение функций почек и внезапная печеночная или легочная недостаточность.

Коэффициент смертности от ККГЛ составляет примерно 30%, причем смерть наступает на второй неделе заболевания. У выздоравливающих пациентов улучшение обычно начинается на девятый или десятый день после начала заболевания.

Инфицирование вирусом ККГЛ может быть диагностировано несколькими различными лабораторными тестами:

  • иммуноферментный анализ (ИФА);
  • выявление антигенов;
  • сывороточная нейтрализация;
  • полимеразная цепная реакция с обратной транскриптазой (ОТ-ПЦР);
  • изоляция вируса в клеточных культурах.

У смертельно больных пациентов, а также у пациентов в первые несколько дней заболевания обычно не происходит поддающееся измерению образование антител, поэтому диагностика у таких пациентов осуществляется путем выявления вируса или РНК в образцах крови или тканей.

Тестирование образцов пациентов представляет чрезвычайно высокий биологический риск, и его следует проводить только в условиях максимальной биобезопасности. Однако если образцы инактивированы (например, вируцидами, гамма-излучением, формальдегидом, воздействием высоких температур и т.д.), с ними можно обращаться в условиях базовой биобезопасности.

Основным подходом к ведению ККГЛ у людей является обычная поддерживающая терапия с лечением симптомов.

Противовирусный препарат рибавирин приводит к очевидным положительным результатам в лечении инфекции ККГЛ. Эффективными являются как пероральные, так и внутривенные лекарственные формы.

Проводить профилактику инфекции ККГЛ среди животных и клещей и бороться с ней сложно, поскольку цикл «клещ-животное-клещ» обычно проходит незаметно и инфекция у домашних животных обычно протекает без явных признаков.

Кроме того, клещи, являющиеся переносчиками болезни, многочисленны и широко распространены, поэтому единственным практическим вариантом для надлежащим образом управляемых предприятий животноводческого производства является борьба с клещами с помощью акарицидов (химических веществ, предназначаемых для уничтожения клещей). Например, после вспышки этой болезни на страусиной бойне в Южной Африке (упомянутой выше) были приняты меры по обеспечению того, чтобы в течение 14 дней до забоя страусы оставались в карантинном пункте свободными от клещей. Эта мера способствовала снижению риска того, что во время забоя животное было инфицированным, и предотвращению заражения людей, имеющих контакты с животными.

Каких-либо вакцин для использования среди животных не существует.

Несмотря на то, что против ККГЛ была разработана инактивированная вакцина, полученная из тканей мозга мышей, которая в небольших масштабах использовалась в Восточной Европе, в настоящее время не существует безопасной и эффективной вакцины для широкого использования среди людей.

При отсутствии вакцины единственным способом уменьшения числа инфекций среди людей является повышение информированности о факторах риска и просвещение людей в отношении мер, которые они могут принимать для ограничения контактов с вирусом.

Рекомендации общественного здравоохранения должны быть направлены на несколько аспектов.

  • Снижение риска передачи вируса от клеща человеку:
    • носить защитную одежду (длинные рукава, длинные брюки);
    • носить светлую одежду, позволяющую легко обнаружить клещей на одежде;
    • применять разрешенные к применению акарициды (химические вещества, предназначаемые для уничтожения клещей) для одежды;
    • применять разрешенные к применению репелленты для кожи и одежды;
    • регулярно осматривать одежду и кожу в целях обнаружения клещей; в случае их обнаружения удалять их безопасными методами;
    • стремиться к недопущению поражения животных клещами или проводить борьбу против клещей в помещениях для содержания животных;
    • избегать пребывания в районах, где имеется большое количество клещей, и в те сезоны, когда они наиболее активны.
  • Снижение риска передачи вируса от животных человеку:
    • надевать перчатки и другую защитную одежду при обращении с животными или их тканями в эндемичных районах, особенно во время забоя, разделки туш и выбраковки на скотобойнях или в домашних условиях;
    • содержать животных в карантине до их поступления на скотобойни или в обычном порядке обрабатывать животных пестицидами за две недели до забоя.
  • Снижение риска передачи инфекции от человека человеку в отдельных сообществах:
    • избегать тесного физического контакта с людьми, инфицированными ККГЛ;
    • надевать перчатки и защитную одежду при уходе за больными людьми;
    • регулярно мыть руки после ухода за больными людьми или их посещения.

Медицинские работники, осуществляющие уход за пациентами с предполагаемой или подтвержденной ККГЛ или работающие с образцами, взятыми у них, должны соблюдать стандартные меры инфекционного контроля. Они включают основную гигиену рук, использование индивидуальных средств защиты, практику безопасных инъекций и безопасные способы захоронения.

В качестве одной из мер предосторожности медицинские работники, осуществляющие уход за пациентами непосредственно за пределами зоны вспышки ККГЛ, также должны соблюдать стандартные меры инфекционного контроля.

С образцами, взятыми у людей с предполагаемой ККГЛ, должны обращаться специально подготовленные сотрудники, работающие в надлежащим образом оборудованных лабораториях.

Рекомендации по инфекционному контролю в процессе оказания помощи пациентам с предполагаемой или подтвержденной Конго-крымской геморрагической лихорадкой должны соответствовать рекомендациям ВОЗ, разработанными в отношении геморрагических лихорадок Эбола и Марбург.

ВОЗ проводит работу с партнерами по поддержке эпиднадзора за ККГЛ, диагностического потенциала и ответных мер на вспышки болезни в Европе, на Ближнем Востоке, в Азии и Африке.

ВОЗ также предоставляет документацию для содействия проведению исследований этой болезни и борьбы с ней и разработала памятную записку по стандартным мерам предосторожности в условиях медицинских учреждений, которая предназначена для снижения риска передачи патогенов, передаваемых кровью, и других патогенов.

Источник: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/crimean-congo-haemorrhagic-fever

Крымская геморрагическая лихорадка

Конго крымская лихорадка

Крымская геморрагическая лихорадка – острая арбовирусная инфекция с характерной природной очаговостью, протекающая с явлениями токсикоза и тромбогеморрагическим синдромом различной степени выраженности.

Для крымской геморрагической лихорадки типично острое начало с двумя волнами лихорадки, головные, мышечные и суставные боли, геморрагические высыпания на коже и слизистых, кровоизлияния и кровотечения. Диагноз крымской геморрагической лихорадки основан на клинико-эпидемиологических данных, результатах ИФА, РНГА, ПЦР.

Лечение крымской геморрагической лихорадки включает проведение дезинтоксикационной терапии, введение специфического иммуноглобулина или иммунной сыворотки, противовирусных, гемостатических средств, препаратов крови и кровезаменителей.

Крымская геморрагическая лихорадка (геморрагическая лихорадка Крым-Конго, среднеазиатская геморрагическая лихорадка, КГЛ) – зоонозное природно-очаговое заболевание, вирусный возбудитель которого передается человеку кровососущими клещами.

Крымская геморрагическая лихорадка относится к группе клещевых геморрагических лихорадок; является опасным инфекционным заболеванием с коэффициентом летальности 10-40%.

Характерна для теплого климата степной, лесостепной и полупустынной зон; встречается в Крыму, Центральном Предкавказье и на сопредельных территориях, в Китае, некоторых странах Европы и Африки.

Уровень заболеваемости КГЛ выше у лиц, занятых сельскохозяйственным производством – уходом за животными, заготовкой сена, забоем скота. Крымская геморрагическая лихорадка чаще выявляется у мужчин от 20 до 40 лет. Крымской геморрагической лихорадке свойственна весенне-летняя сезонность, связанная с активностью клещей.

Крымская геморрагическая лихорадка

Возбудителем крымской геморрагической лихорадки служит РНК-геномный вирус рода Nairovirus, семейства Bunyaviridae, способный репродуцироваться при двух температурных интервалах – 36-40° и 22-25°C.

Это позволяет вирусу размножаться как в организме человека и позвоночных животных, так и в организме кровососущих насекомых.

Вирус крымской геморрагической лихорадки чувствителен к нагреванию (мгновенно инактивируется при кипячении), действию детергентов, дезинфектантов.

Источником вируса крымской геморрагической лихорадки в природе выступают грызуны (ежи, зайцы, мыши), мелкий и крупный рогатый скот (овцы, козы, коровы), а также свиньи, лошади, собаки и птицы. Специфическими переносчиками являются паразиты млекопитающих – свыше 20 видов иксодовых клещей, в основном, пастбищные клещи рода Hyalomme.

Основной механизм передачи крымской геморрагической лихорадки – трансмиссивный, при присасывании и укусах инфицированных иксодовых клещей.

Возможны также контактный (при раздавливании клеща, попадании на поврежденную кожу инфицированного материала больных животных и человека) и аэрогенный пути передачи (при содержании вируса в воздухе).

Имеет место внутрибольничное инфицирование, происходящее при недостаточной обработке и стерилизации медицинских инструментов и оборудования, многоразовом использовании игл. Естественная восприимчивость людей к вирусу КГЛ высокая.

Вирусный возбудитель вызывает поражение эндотелия мелких кровеносных сосудов, повышение проницаемости сосудистой стенки, нарушение свертываемости крови, угнетение кроветворения, развитие ДВС-синдрома.

Это проявляется многочисленными кровоизлияниями во внутренние органы (почки, печень), ЦНС, кожу и слизистые оболочки.

Для заболевания характерна морфологическая картина инфекционного васкулита с развитием дистрофических изменений и очагов некроза.

Длительность инкубационного периода, в зависимости от способа заражения, составляет от 2 до 14 дней (после укуса клеща – 1-3 дня, при контактной передаче – 5-9 дней). Симптомы крымской геморрагической лихорадки могут варьировать от стертых до крайне тяжелых.

Для начального периода инфекции (первые 3-5 дней) характерно острое состояние с внезапным скачком температуры до 39-40°С, ознобом, слабостью, головокружением. Больные предъявляют жалобы на сильную головную боль, миалгии и артралгии, болевые ощущения в области живота и поясницы.

Часто появляется сухость во рту, тошнота и рвота, гиперемия лица, шеи, конъюнктивы и слизистой зева. Возникает фотофобия, возбуждение, иногда даже агрессивность, которые затем сменяются сонливостью, утомляемостью, депрессией.

Перед манифестацией геморрагического синдрома наступает кратковременное снижение температуры до субфебрильной, затем возникает вторая волна лихорадки.

В период разгара крымской геморрагической лихорадки (с 3-6 дня заболевания) возникают геморрагические проявления различной выраженности – петехиальные высыпания на коже (экзантема) и слизистых полости рта (энантема), пурпура или крупные экхимозы, кровоизлияния в местах инъекций, носовые кровотечения, кровохарканье, в тяжелых случаях – обильные полостные кровотечения (желудочно-кишечные, легочные, маточные). Состояние больных резко ухудшается: отмечается вялость, подавленность, бледность, акроцианоз, тахикардия, артериальная гипотония. Выявляется лимфоаденопатия, гепатомегалия, может наблюдаться менингеальный синдром, судороги, спутанность сознания, кома. Исход крымской геморрагической лихорадки определяется степенью тяжести тромбогеморрагического синдрома.

При благоприятном течении крымской геморрагической лихорадки геморрагии исчезают через 5-7 дней без рецидивов. Реконвалесценция начинается с 9-10 дня заболевания и занимает длительное время (1-2 месяца и более); астенический синдром сохраняется еще в течение 1-2 лет.

Постинфекционный иммунитет сохраняется 1-2 года после перенесенной инфекции. Осложнениями крымской геморрагической лихорадки могут выступать пневмонии, отек легких, печеночная и почечная недостаточность, тромбофлебиты, инфекционно-токсический шок.

Летальность составляет от 4 до 30%; смертельный исход обычно наступает на второй неделе заболевания.

Диагностика крымской геморрагической лихорадки проводится с учетом эпидемиологических данных (возможное пребывание в эндемичных районах, сезонность), типичных клинических признаков (острое начало, двухволновая лихорадка, ранний тромбогеморрагический синдром), результатов лабораторных исследований (общего анализа крови и мочи, ИФА, РНИТ, РНГА, ПЦР). Обследование больных должно производиться с соблюдением максимальной степени инфекционной безопасности.

В гемограмме при крымской геморрагической лихорадке отмечается выраженная лейкопения, тромбоцитопения, повышение СОЭ и гематокрита; в общем анализе мочи – олигоурия, гипостенурия, микрогематурия. В первые несколько суток заболевания и в терминальной стадии диагноз возможно подтвердить путем выявления РНК вируса в образцах крови и тканей методом ПЦР.

ИФА помогает определить титр специфических антител IgM к вирусу крымской геморрагической лихорадки на протяжении 4-х месяцев после перенесенной инфекции, IgG – в течение 5 лет.

Дифференциальная диагностика крымской геморрагической лихорадки проводится с гриппом, менингококковой инфекцией, сыпным тифом, лептоспирозом, тромбоцитопенической пурпурой и болезнью Шенлейн-Геноха, другими видами геморрагических лихорадок.

При подозрении на крымскую геморрагическую лихорадку обязательна госпитализация и изоляция больных. Лечение должно осуществляться в соответствии с принципами терапии вирусных геморрагических лихорадок. Показан постельный режим, диета, витаминотерапия. Возможно введение иммунной сыворотки реконвалесцентов или гипериммунного лошадиного γ-глобулина.

Эффективным терапевтическим действием обладает применение противовирусных препаратов (рибавирина, альфа интерферона). В начальном периоде проводится дезинтоксикационная и кровоостанавливающая терапия; осуществляется переливание крови, эритроцитарной и тромбоцитарной массы в замещающих дозах.

При развитии инфекционно-токсического шока назначаются глюкокортикостероиды.

Прогноз при стремительном и тяжелом течении крымской геморрагической лихорадки серьезный: наблюдается раннее развитие осложнений, возможен летальный исход. При своевременно начатом лечении прогноз заболевания в большинстве случаев благоприятный.

Основная профилактика крымской геморрагической лихорадки заключается в защите человека от нападения и укусов клещей-переносчиков вируса, применении средств индивидуальной защиты (ношении защитной одежды, использовании защитных сеток, репеллентов), регулярном проведении самоосмотров.

В медицинских учреждениях обязательно соблюдение требований по профилактике нозокомиальных инфекций: осторожности при выполнении инвазивных процедур, работе с кровью и выделениями больных; проведение стерилизации инструментов, применение одноразовых шприцов и игл.

Уничтожение источника и переносчиков вируса крымской геморрагической лихорадки в природе малоэффективно.

Источник: https://www.KrasotaiMedicina.ru/diseases/infectious/crimean-hemorrhagic-fever

Крымская геморрагическая лихорадка (крым-конго): возбудитель, клиника, лечение – ЛОР ОНЛАЙН

Конго крымская лихорадка

27.01.2020

      Геморрагическая лихорадка Крым-Конго (febris haemorrhagica Crimeae-Congo) – природно-очаговая буньявирусная болезнь, распространяемая клещами в субтропических и тропических регионах Азии, Африки и Европы, протекающая в виде двухфазного остролихорадочного заболевания с массивным геморрагическим синдромом и полиорганными поражениями.

      Заболевание, названное «крымской геморрагической лихорадкой», впервые описано в 1944 – 1945 г. г. в Крыму М. П. Чумаковым и сотр., которые выделили возбудителя болезни и установили его передачу клещами. В 1956 г.

в Конго от больного геморрагической лихорадкой был выделен вирус, впоследствии оказавшийся аналогичным вирусу крымской геморрагической лихорадки, поэтому болезнь с 1969 г. получила двойное название. В последующие годы сходные заболевания были выявлены в южных регионах бывшего СССР, на юге Европы, в Восточной и Западной Африке, в Южной и Центральной Азии. С 2012 г.

в южных регионах Российской Федерации снова стали регистрироваться сравнительно забытые заболевания лихорадкой Крым-Конго, нередко с летальными исходами.

      ЭТИОЛОГИЯ. Возбудитель относится к семейству Bunyaviridae, роду Nairovirus. Геном вириона представлен односпиральной РНК. Вирионы сферической формы 92 – 96 нм в диаметре.

Вирус в течение 2-х часов инактивируется при нагревании до 45°С и мгновенно погибает при кипячении, но устойчив к лиофилизации. К заражению чувствительны мыши-сосунки, но лучше вирус культивируется на почечных клетках эмбрионов свиней, обезьян и сирийских хомячков.

Вирус локализуется преимущественно в цитоплазме. В лиофилизированном состоянии он сохраняет свою активность больше 2 лет.

      ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Крымская геморрагическая лихорадка – природно-очаговая буньявирусная инфекция. Естественный резервуар вируса – дикие (лесная мышь, малый суслик, зайцы, африканские ежи и др.

) и домашние (коровы, овцы, козы) животные, и клещи более 20 видов, у которых происходит трансовариальная передача вирусов.

Естественный механизм заражения человека — кровяной трансмиссивный, реализуется через присасывание инфицированных клещей Hyalomma plumbeum (в Крыму), Hyalomma anatolicum (в Центральной Азии и в Африке), а также Dermacentor spp. и Rhipicephalus spp.

Возможно гемоконтактное заражение при контакте с кровью, тканями и кровь содержащими экскретами инфицированных животных, а также внутрибольничное заражение при контакте с кровью и содержащим кровь материалом от больных людей и иногда аэрозольное заражение (в лабораторных условиях).                     Рис.1.

Клещ Hyalomma.      В эндемичных районах заболеваемость имеет сезонный характер и повышается летом в период сельскохозяйственных работ (май – август), нередко приобретая характер локальных вспышек. Восприимчивость высокая, контингентами высокого риска заражения являются сельские жители, занимающиеся уходом за животными, ветеринары, а также приезжие в эндемический очаг (не иммунные лица).

      Эндемичные очаги ККГЛ расположены в Крыму, южных районах европейской части России (Астраханская и Ростовская области, Краснодарский и Ставропольский края), на Украине, юге Западной Европы, странах Ближнего Востока, Центральной Азии, Китае, Африке. В 80% случаев заболевают лица в возрасте от 20 до 60 лет.

                                                                    Патогенез и патологическая анатомия.   Входные ворота инфекции – повреждённая кожа в месте укуса клеща или контакта с кровью больного (человека или животного), содержащей вирус в период разгара болезни.

После инокуляции вируса происходит его репликация в клетках системы ретикулогистиоцитарной системы с последующей массивной вторичной вирусемией и полиорганной диссеминацией.

Это обусловливает развитие неспецифического общетоксического синдрома, признаков поражения внутренних органов и повышения проницаемости стенки капилляров с возникновением тромбогеморрагического синдрома различной степени выраженности.

      В результате повреждения эндотелиоцитов, поражения костного мозга с угнетением лейкопоэза и образования тромбоцитов, а также вследствие развитиятромбогеморрагического синдрома возникают множественные обширные кровоизлияния в кожу, слизистые оболочки, лёгкие и другие внутренние органы.

      При патоморфологическом исследовании находят множественные геморрагии в слизистых желудка и кишечника, а также в головном мозге и его оболочках, где кровоизлияния достигают 1,0 – 1,5 см, повреждая мозговое вещество (мелкие кровоизлияния по всему веществу мозга). Кровоизлияния обнаруживаются и в других органах (лёгкие, почки и др.). Характерны дистрофические и некротические изменения в миокарде, гепатоцитах, нефроцитах. Могут поражаться не только мозговые оболочки, но и ткань головного мозга.      У реконвалесцентов формируется иммунитет.

                                                                    КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ И ТЕЧЕНИЕ.

  Инкубационный период при трансмиссивном заражении продолжается 1 – 3 дня (до 9), а при гемоконтактном – 5 – 6 дней (до 14).      Начальный период (лихорадочный) продолжается 3 – 6 дней (до 7). Продромальных явлений не бывает.

Болезнь начинается внезапно с повышения температуры тела до 39 – 40°С (иногда с потрясающим ознобом), пульс отстаёт от температуры, замедленный (брадикардия до 40 ударов). Больные обычно возбуждены, лицо, слизистые оболочки, шея и верхние отделы груди гиперемированы, губы сухие, нередко отмечается herpes labialis.

На фоне высокой лихорадки больные жалуются на головную боль, разбитость, слабость, боль в эпигастрии, мышцах и суставах, фотофобии. Иногда имеются лёгкие катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей.

Весьма характерны сухость во рту и повторная рвота, изнуряющая больного и не связанная с приёмом пищи, что заставляет думать о поражении желудка и вегетативной нервной системы солнечного сплетения; нередки боли в животе, возможна диарея. Сказанное обусловлено неспецифическим общетоксическим ответом на вирусемию.

У ряда больных определяется болезненность в пояснице и при поколачивании по поясничной области. Гематологические изменения в этот период проявляются лейкопенией с нейтрофильным сдвигом лейкоцитарной формулы влево, тромбоцитопенией, увеличением СОЭ.      У многих больных отмечается генерализованное увеличение лимфатических узлов.

Постоянный симптом ККГЛ – лихорадка, которая длится в среднем 7 – 8 дней (до 10 – 12 дней). Особенно типична для этой геморрагической лихорадки температурная кривая. В частности, при появлении геморрагического синдрома отмечается снижение температуры тела до субфебрильной, через 1 – 2 дня температура тела вновь повышается, что обусловливает характерную для этой болезни «двугорбую» температурную кривую. Т. е. заболеванию свойственно двухфазное течение с развитием стёртой, лёгкой, средней тяжести и тяжёлой форм болезни.

      Период разгара (геморрагический) часто развивается после кратковременного, в течение 1 – 2 дней, снижения температуры с последующим повышением и появлением геморрагической сыпи.

В этой стадии болезни выявляется выраженный геморрагический синдром в виде петехиальной сыпи на боковых участках туловища, в области крупных складок и конечностей.

В начале сыпь появляется в подмышечных впадинах, локтевых сгибах, на внутренней поверхности бёдер, а затем распространяется на всю кожу и слизистые оболочки (энантемы, кровоизлияния в конъюнктивы). Лицо становится бледным, одутловатым, появляются акроцианоз, цианоз, крупные кровоизлияния в кожу.

При тяжёлых формах ККГЛ наблюдаются пурпура, экхимозы, типичны кровотечения из дёсен, носа, желудка, матки, кишечника, лёгких (кровохарканье), кровоизлияния в местах инъекций. Брадикардия сменяется тахикардией, снижается АД, появляется олигурия.

                  Рис. 2. Множественные кровоизлияния на руке.      Больные находятся в подавленном состоянии, бледные, лицо становится одутловатым, выявляются акроцианоз, тахикардия и выраженная артериальная гипотензия.

Прогностически неблагоприятно появление массивных желудочных и кишечных кровотечений. Состояние больных становится ещё более тяжёлым, отмечаются нарушения сознания. В 10 – 25% случаев отмечаются менингеальные симптомы, возможны бред и возбуждение больных, судороги с последующим развитием комы.

      Печень часто увеличена и болезненна при пальпации, возможны желтуха и гиперферментемии. При тяжёлых формах болезни нередко развиваются олигурия, альбуминурия, микрогематурия, гипостенурия, азотемия, положительный симптом Пастернацкого.

      Гемограмма больных в этот период характеризуется анемией, лейкопенией (реже лейкоцитозом), выраженной тромбоцитопенией (до 40000 в мкл). СОЭ без изменений, протромбин снижен.

Одновременно часто выявляется повышение гематокрита, остаточного азота, активности аминотрансфераз и признаки метаболического ацидоза. О неблагоприятном прогнозе могут свидетельствовать значительная тромбоцитопения и высокие показатели гематокрита. В моче – эритроцитурия, протеинурия.

     Основные осложнения: ■ пневмония; ■ отёк лёгкого; ■ тромбофлебит; ■ снижение мочевыделительной функции, чаще без ОПН; ■ профузные кровотечения; ■ шок, ■ сепсис.

      Смертьможет наступить на 2-й неделе заболевания в результате развития шока, почечно-печёночной и дыхательной недостаточности. Продолжительность лихорадочного периода – 4 – 12 дней.      Период реконвалесценции длительный, до 1–3-х месяцев, он характеризуется астеническим симптомокомплексом.

У части больных работоспособность восстанавливается в течение 1 года – 2-х лет.      Абортивные формы ККГЛ без геморрагического синдрома, но с типичной для ККГЛ температурной кривой (двугорбой) часто наблюдаются в эндемичных районах.      Прогноз. Болезни присуще тяжёлое течение.

Летальность колеблется от 1 – 5 до 10 – 15%, а при гемоконтактном заражении она достигает 60 – 90%.                                                                 ДИАГНОСТИКА.

      ККГЛ можно предполагать при развитии остро лихорадочного заболевания с последующим возникновением (после температурной ремиссии) прогрессирующегогеморрагического синдрома у лиц из групп высокого риска заражения или у пациентов, имевших контакт с содержащим кровь материалом от больных из эндемичных очагов.

Клинический диагноз часто устанавливается с учетом эндемических данных. Важной опорой для диагноза являются боль в эпигастрии, брадикардия в начальном периоде болезни, повторная рвота. Характерны изменения в периферической крови: лейкопения со сдвигом влево, тромбоцитопения, нормальная РОЭ.

      Для специфической диагностики применяются вирусологические и серологические методы.

Выделение вируса из крови больных в начальный период болезни (1-я неделя) проводится с использованием клеточных линий эмбрионов животных в лабораториях с IV уровнем безопасности.

Возможно обнаружение антигенов вируса в тканях погибших людей иммуногистохимическими методами. Разработано выявление РНК вируса в крови больных с помощью ПЦР.

      Серодиагностика в ранние сроки болезни (после 5–6-го дня) основана на определении в сыворотке крови больных специфических антител класса IgM с помощью ИФА; в поздние сроки болезни обнаруживают нарастание титра антител в РСК, РТГА, РСК и МФА. Перспективны ИФ-метод, радиоиммунный и ПЦР.

При оценке результатов серологических исследований необходимо учитывать, что антивирусные IgM могут сохраняться в течение 4-х мес., а анти-IgG – на протяжении 5 лет после перенесенной ККГЛ.

      Дифференциальная диагностика проводится с другими геморрагическими лихорадками, лептоспирозом, вирусными энцефалитами, менингококкемией, сыпным тифом, сепсисом. Летальность в различных регионах РФ колеблется от 1 – 5% до 60 – 80%.                                                                 ЛЕЧЕНИЕ.

      Больных ККГЛ следует лечить в инфекционном стационаре, а при тяжёлом течении болезни – в условиях ОРИТ с соблюдением профилактики гемоконтактного заражения.

Лечение ККГЛ должно быть комплексным. Проводятся дезинтоксикационная и противошоковая терапия, назначаются трансфузии свежезамороженной плазмы крови.

Доказан положительный эффект от применения специфической серотерапии введением сыворотки крови переболевших ККГЛ, взятой спустя 20 – 45 дней от начала болезни: сыворотка вводится по 20 мл 3 дня подряд внутримышечно (Чумаков М. П., 1944 г.).

Метод эффективен даже при тяжелых формах с массивным кишечным кровотечением, но ограничен из-за трудности нахождения таких доноров. Установлен высокий лечебный эффект от в/венного применения рибавирина.

      В начальной стадии применяется дезинтоксикационная терапия 5% раствором глюкозы, полиионных растворов до 1,5 л в сутки; вводится аскорбиновая кислота до 10 мл 5% раствора, рутин. Показано переливание плазмы, гемодеза по 100 – 200 мл в сутки.

Для снижения сосудистой проницаемости и интоксикации вводят внутривенно преднизолон до 100— 120 мг в сутки, назначают симптоматические средства.      В период кровотечения показано введение аминокапроновой кислоты и фибриногена (под контролем коагулограммы).

С появлением кровотечений обязательным является переливание до 500 – 700 мл свежей цитратной цельной крови; в последующем, с учётом гемограммы, применяют раздельное введение эритроцитарной, лейкоцитарной и тромбоцитарной масс. Расчет объёма вводимой крови и её фракций проводится с учетом общей кровопотери и дефицита отдельных ее компонентов.

Прямые переливания крови от донора (близкого родственника или добровольца) не получили распространения из-за опасности заражения донора во время процедуры.      В периоде реконвалесценции показаны общеукрепляющая терапия, комплекс витаминов. Реконвалесценты должны длительно находиться на щадящем режиме.

Перенесшие лёгкие формы болезни получают освобождение от работы на 10 – 20 дней, среднетяжелые – 1 – 1,5 мес, тяжелые формы – до 2 мес.Прогноз несколько улучшается при рано начатом адекватном лечении. При осложнениях проводят их лечение в зависимости от вида осложнений. Больным пневмонией и другими очаговыми инфекциями проводят антибиотикотерапию. В не осложненных случаях она не показана.

Источник: https://dikulug.ru/prochee/krymskaya-gemorragicheskaya-lihoradka-krym-kongo-vozbuditel-klinika-lechenie.html

Конго-Крымская геморрагическая лихорадка

Конго крымская лихорадка

МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ

Диагностические критерии

Жалобы и анамнез, в том числе эпидемиологический

-лихорадка продолжительностью от 1 до 12 дней, в среднем 7-8 дней;-выраженная головная боль;-резкая слабость;-тошнота;-рвота;-отсутствие аппетита;-нарушение сна;-ломота в теле;-мышечные боли;-кровоточивость дёсен;-геморрагическая энантема на слизистых оболочках;-петехиальная сыпь;-кровотечения (носовые, лёгочные, желудочно-кишечные, маточные);-жидкий стул без патологических примесей в течение 2-3 дней;-боли в животе.

Анамнез заболевания:

-острое начало заболевания с высокой температурой. Больные указывают дату и нередко час заболевания.

Эпидемиологический анамнез [3]:

-пребывание в эндемичном для ККГЛ регионе;-укус клеща или контакт с клещом;-уход за животными;-контакт с кровью, шкурами, тканями животных при их разделке, убое,    транспортировке и реализации;-контакт с кровью больного;-нахождение на открытой территории (отдых на природе и др.). 

Физикальное обследование:

-гиперемия и одутловатость лица;-гиперемия верхней части шеи и плечевого пояса (симптом «капюшона»);-инъекция сосудов склер;-умеренная гиперемия зева;-положительные симптомы «щипка», «жгута»;-формирование постиньекционных гематом;-геморрагическая сыпь на коже и слизистых в виде петехий с наиболее частой локализацией на верхних и нижних конечностях, в аксиллярных областях, в местах давления одеждой;-кровоточивость десен или слизистых полости рта;-кровотечения (носовые, маточные, желудочно-кишечные, почечные, легочные);-увеличение печени характерно на 3-5 день болезни;-в разгар заболевания отмечается: брадикардия до 40 в минуту, гипотония, приглушенность сердечных тонов. 

Лабораторные исследования

Неспецифическая лабораторная диагностика [1,2,4]:

Общий анализ крови: -выраженная лейкопения, лимфоцитоз с нейтрофильным сдвигом влево до палочкоядерных, тромбоцитопения, умеренная анемия, повышение СОЭ;

 Общий анализ мочи:

– в начальном периоде: незначительная альбуминурия, микрогематурия, цилиндрурия;-в периоде разгара — гематурия.

Коагулограмма:

 -При гиперкоагуляции: укорочение тромбинового времени до 10–15 с и времени свёртывания крови; повышение содержания фибриногена в плазме крови до 4,5–8 г/л, увеличение протромбинового индекса до 100–120%.-При гипокоагуляции: удлинение тромбинового времени до 25–50 с, времени свёртывания крови; снижение содержания фибриногена в плазме крови до 1–2 г/л, снижение протромбинового индекса до 30–60%).

Биохимический анализ крови:

-уменьшение содержания общего белка в сыворотке крови (при профузных кровотечениях), гипоальбуминемия, гипербилилирубинемия, повышение активности АлТ и АсТ, ЛДГ.

 Анализ кала на скрытую кровь:

-положительный при внутрикишечном кровотечении. 

Специфическая лабораторная диагностика[3]:

-в периоде разгара: выявление РНК вируса ККГЛ методом ПЦР,  антигена вируса или антител IgM методом ИФА;-в стадии реконвалесценции или недавно перенесенном заболевании, произошедшем в течение нескольких предыдущих месяцев: выявление антител  (IgM + IgG);-при инфекции, перенесенной в течение последних двух лет: высокие титры IgG (при отрицательных IgM);-при давней инфекции, перенесенной более двух лет назад: низкие  титры IgG (при отрицательных IgM). 

Критерии стандартного определения случая ККГЛ[3]:

Предположительный случай

Любой пациент, проживающий или находившийся на эндемичной по ККГЛ территории, обратившийся по поводу остро начавшегося заболевания с  повышения температура тела,  и у него наблюдается как минимум один из следующих клинических признаков:-сильная головная боль,-мышечные боли,-тошнота или рвота,-боли в животе или диарея, -положительный симптом жгута,и, в период 14 дней до начала заболевания, отмечалось наличие одного из нижеперечисленных факторов  риска развития ККГЛ в эпиданамнезе:-укус или контакт с  клещом,-уход за животными (выпас, дойка и др.),-наличие животных, включая собак в домашнем хозяйстве,-контакт с кровью, шкурами, тканями животных при их разделке, убое, транспортировке и реализации,-контакт с больным с кровотечением человеком,-нахождение на открытой территории (работа в поле, отдых на природе и др.),-работа в лаборатории с кровью, тканями людей/ или животных, или с клещами

Вероятный случай

Пациент, проживающий или находившийся на эндемичной по ККГЛ территории в период 14 дней до начала заболевания, и соответствующий клиническому описанию предположительного случая ККГЛ,  с тромбоцитопенией  ниже 150 000 /мм3 и/или  наличием любых геморрагических проявлений:-петехиальная сыпь-кровотечения любой локализации (носовые, десневые, желудочно-кишечные, вагинальные,  и др.)-кровоизлияния-положительный симптом жгута.

Подтвержденный случай

Соответствует определению предположительного или вероятного случая ККГЛ с положительным результатом диагностических тестов образца крови/ткани на ККГЛ:-Выявление РНК в ПЦР или антигена ККГЛ в ИФА-Выявление антител IgM, IgG методом ИФА-Выявление антигена в патологоанатомическом материале иммуногистохимическим методом. 

Инструментальные исследования:

УЗИ органов брюшной полости: гепатомегалия, возможно наличие свободной жидкости (при гемоперитонеуме);
ЭКГ: признаки ишемии миокарда (при обильных внутренних кровотечениях);
Рентгенография органов грудной клетки: наличие горизонтального уровня жидкости или сгустков в полости плевры (при гемотораксе);
КТ головного мозга: наличие очагов кровоизлияния (при кровоизлияниях в мозг).

Показания для консультаций узких специалистов:

-консультация невролога – при присоединении явлений менингоэнцефалита, ОНМК;-консультация анестезиолога-реаниматолога – при сердечно-сосудистой недостаточности, шоке;-консультация кардиолога – при присоединении симптомов миокардита;-консультация хирурга – при подозрении на перитонит, гемоторакс, гемоперитонеум;-консультация гинеколога – при беременности, метроррагии.

Диагностический алгоритм:

Основные (обязательные) диагностические обследования,проводимые на амбулаторном уровне:-сбор жалоб и  анамнеза;-тщательный эпидемиологический анамнез;-физикальное обследование.

Основные (обязательные) диагностические обследования, проводимые на стационарном уровне:

-определение группы крови;-определение  резус-фактора;-общий анализ крови;-общий анализ мочи;-коагулограмма;-биохимический анализ крови (общий белок, альбумин, билирубин, АлТ, АсТ, ЛДГ);-анализ кала  на скрытую кровь с целью выявления внутрикишечного кровотечения;-определение антигена вируса(Ag), антител IgM, IgG  методом ИФА;-определение РНК вируса ККГЛ методом ПЦР;-определение антигена вируса в патологоанатомическом материале иммуногистохимическим методом. 

Алгоритм лабораторного тестирования крови (сыворотки) на ККГЛ [3]:

1-й  образец берется при госпитализации  и тестируется в  ПЦР, ИФА Ag ( в первые 5 дней болезни) и ИФА IgM1;
2-й образец  берется через пять дней после первого  образца и тестируется в  ПЦР, ИФА IgM2 и IgG1(образцы на IgG желательно забирать до введения иммунной плазмы для достоверной  интерпретации результата);
3-й образец берется через пять дней  после второго образца и тестируется в ИФА IgM3 и  ИФА IgG2. 

Дополнительные диагностические обследования, проводимые на стационарном уровне:

– УЗИ почек, органов брюшной полости, малого таза;- ЭКГ;- Рентгенография органов грудной клетки (с целью диагностики гемоторакса, пневмонии);- КТ головного мозга при подозрении на ОНМК по геморрагическому типу.

Источник: https://diseases.medelement.com/disease/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE-%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B3%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BA%D0%B0-2018/16177

УмныйКардиолог
Добавить комментарий